Не торопитесь судить новую Украину

Статті

12 листопада 2010

Не торопитесь судить новую Украину

Open Democracy (Великобритания) / Inosmi.ru (Россия)

Иностранные аналитики, оценивающие нынешнюю политическую ситуацию на Украине, провозгласили черно-белый переход от к свободы к самовластию. По мнению депутата украинского парламента Александра Фельдмана, однако, реальность несколько сложнее.

Политикой на Украине занимаются страстно, иногда даже слишком. Борьба за власть зачастую ведется не на жизнь, а на смерть, правила почти не соблюдаются, а истина слишком часто приносится в жертву. Постоянно ведутся кампании по забрасыванию грязью, звучат злобные инсинуации, причём даже в адрес политиков, находящихся по эту же сторону баррикад. Достаточно взглянуть на разрушительную вражду между Юлией Тимошенко и Виктором Ющенко, из-за которой «оранжевая революция» превратилась в такой фарс.

Так что когда оппозиционные политики сравнивают нового президента Виктора Януковича с Пол Потом и обвиняют его в попытке вернуть на Украину однопартийную систему и советскую модель, то стороннему наблюдателю было бы разумно посмотреть на это скептически и рассматривать только факты. Никто не делает вид, что Украина — образцовая демократическая европейская страна. Новое правительство имеет недостатки и совершает ошибки. Но слишком рано делать вывод, что Украина становится такой же авторитарной, как Россия Путина, особенно если учесть наличие множества доказательств обратного.

В западных СМИ слишком легко принимают на веру утверждение о том, что политика на Украине — это только борьба между западниками и русофилами. Согласно этому упрощенному видению происходящего, «оранжевая революция» была попыткой встроить Украину в евроатлантический лагерь, а новое правительство стремится вернуть ее в сферу влияния России. Решение о продлении срока аренды базы российского флота в Крыму и отказ от попыток вступить в НАТО принимается за доказательство того, что Украина опять угодила в объятия Москвы.

Как известно любому, кто реально знаком с этой страной, истинная картина намного, намного сложнее. Янукович, безусловно, действительно предпринял шаги по улучшению отношений с Россией, но и четко указал, насколько далеко готов в этом зайти. Предложение о слиянии национальной газовой компании Украины «Нафтогаз» с «Газпромом» были вежливо, но твердо им отклонены, чтобы сохранить контроль над национальным достоянием стратегической важности. Будучи поставленным перед необходимостью выбирать между таможенным союзом с Россией и свободной торговлей с ЕС, Киев постоянно дает понять, что однозначно предпочитает второе. Влиятельное промышленное лобби из родного региона Януковича — Донбасса — хочет иметь доступ к европейским рынкам, отличающимся большим масштабом и дружественностью по отношению к предпринимателям.

Как и Казахстан — еще одно бывшее советское государство, зажатое между более крупными и могущественными соседями, — Украина хочет создать как можно более широкую систему многосторонних и двусторонних альянсов, чтобы укрепить свою независимость. Говорить, что Янукович хочет сместить акценты дипломатического курса страны, чтобы подчинить Украину воле России, — это ошибочно и вредно. Европейский аспект его внешнеполитического курса по-прежнему более важен, что дает ЕС возможность оказывать влияние на Украину, если только он захочет думать, а не только читать газетные заголовки, и активно обращаться к Украине.

Более серьезно обвинение, выдвинутое Open Democracy и прочими организациями, — что Янукович систематически подрывает демократию и права человека на Украине и возвращается к знакомому образцу постсоветского авторитаризма. Утверждается, что СМИ снова подвергаются цензуре; принят новый закон о выборах, и критики считают, что он ставит под угрозу честность местных выборов, которые пройдут в конце этого месяца. И вновь перед нами черно-белая картинка, которая при ближайшем рассмотрении оказывается более богатой цветами и оттенками, чем представляют критики.

В своей первоначальной форме новый закон о выборах действительно содержал те положения, которые критиковались международными наблюдателями и оппозиционными партиями, так как они были нечестными и могли ограничивать выбор избирателя, не допуская к участию в выборах партии, зарегистрированные менее чем за год до дня выборов. Но реакция правительства на это разоблачила попытки оппозиции представить его авторитарным и негибким. До принятия в закон были внесены поправки, позволяющие новообразованным партиям участвовать в выборах. Всего порядка одного процента кандидатов, выдвинутых на участие в местных выборах, получили отказ, причем преимущественно — по очевидно весомым причинам. Едва ли это можно назвать ударом по политическому плюрализму.

Кроме того, оппозиция забывает, что новый закон о выборах обеспечивает независимым наблюдателям право следить за выборами, отслеживая их честность. Более того, правительство очень активно добивалось, чтобы эксперты из ОБСЕ и прочих международных организаций приехали на Украину и наблюдали за ходом голосования. Опять же — подобную открытость сложно назвать признаком желания положить конец многопартийной демократической системе.

Есть момент, который игнорируется большинством комментаторов на Украине, и это — необходимость реформировать политическую систему таким образом, чтобы она стала более эффективной и менее подверженной кризисам. Слишком часто за последние шесть лет из-за междоусобиц и запутанного распределения полномочий исполнительной власти конституцией наступал паралич правительства. Недавно Конституционный суд постановил отменить поправки к конституции 2004 года и восстановить президентскую форму правления, и это нужно приветствовать, причем не в меньшей степени — «оранжевым» партиям, которые требовали именно этого в 2006 году. Называть это возвратом к диктатуре, как сделала Юлия Тимошенко, — чистой воды лицемерие.

Наконец, утверждается, что в опасности свобода самовыражения. В качестве примера приводят статью Алексы Чопивски, опубликованную в октябре в Open Democracy; там говорилось, что свобода масс-медиа на Украине резко сокращается и резко увеличивается количество статей, где критикуется полицейский надзор за политическими акциями протеста. Конечно же, второе утверждение ставит под сомнение первое. Реальность такова, что на Украине процветает культура открытых дебатов. Есть основания тревожиться из-за ограничения прав собственности на СМИ и доступа к ним, но в этом нет ничего нового. Аудиторию Open Democracy, возможно, удивит, что Янукович хочет именно повышать плюрализм в СМИ, открывая новый общественный телевизионный канал, где будет происходить сбалансированное освещение событий. По меньшей мере — он заслуживает право попытаться доказать серьезность своих намерений.

Конечно, никто не думает, что ЕС будет молчать, когда речь зайдёт о вещах, несовместимых с демократическими нормами и ценностями. Администрация Януковича, безусловно, будет совершать ошибки, и когда она будет совершать их, то надо будет ее за это ругать. Но друзья Украины должны попытаться внести разумность, сохранять открытость относительно того, чего они пытаются добиться, и участвовать в тех начинаниях, которые пойдут на пользу реформам. Ожесточённые кампании, ведущиеся друг против друга оппозиционными партиями, — это хорошо знакомая черта украинской политики. Было бы печально, если кому-то удалось создать барьер недоверия, разделяющий ЕС и Украину, не в последней степени потому, что есть основания считать Януковича искренне желающим идти по европейскому пути.

Александр Фельдман — независимый депутат украинского парламента.