Конференции

22 мая 2012

Речь О.Б.Фельдмана на открытии пленарного заседания международной конференции "Правый экстремизм в Европе: тенденции развития и стратегии противодействия"

ТЕЗИСЫ

выступления Александра Фельдмана

на конференции в Фонде Ф.Эберта 

Организаторы нынешней конференции предложили мне выступить на тему «Толерантность в украинском обществе: проблемы и перспективы развития». Я благодарен за такое предложение и за выбор именно этой темы…  

В такой формулировке содержится очень важный смысл. Во-первых, это отсылка к пониманию специфики толерантности именно в украинском контексте. Во-вторых, это констатация того факта, что перспективы толерантности являются проекцией ее нынешних проблем.   

Итак, позвольте мне сказать несколько слов о толерантности, в целом и ее специфике в украинском обществе, в частности.

В общем понимании, можно выделить, как минимум, четыре смысловых наполнения толерантности:  

Первое понимание толерантности - «новоевропейское». Новоевропейское понимание толерантности основывается на том, что некий представитель большинства - нейтрально или даже с доброжелательностью относится к некоему представителю меньшинства.

В рамках этого понимания толерантности ключевой категорией является меньшинство. Здесь, благодаря усилиям политиков, социологов, политологов и журналистов меньшинства хорошо описаны, посчитаны и обозначены.

Большинством в новоевропейском представлении о толерантности являются те, кто в какой-то конкретной ситуации явно не принадлежит к меньшинству. Например, в дискуссии о ношении мусульманской религиозной одежды в европейских странах, большинство представлено, во-первых, теми, кто заангажирован другой религиозной традицией и сознательно не воспринимает чужие религиозные воззрения, во-вторых, большим количеством людей, равнодушных к любой религии в принципе, в-третьих, огромной массой обывателей, мнение и ситуативные идентичности которых формируется под влиянием СМИ.

Подвижность и размытость большинства – это первая проблема данного типа толерантности.  

Вторая проблема – это конфликт равнозначности суждений этого большинства и меньшинства. Например, давайте представим себе смысл той же самой паранджи или хиджаба, которыми наделяет их представительница исламской диаспоры, воспитанная в строгих традициях, соблюдающая религиозные предписания и т.д. И давайте представим себе смысл этой одежды в глазах различных представителей большинства… Для одних эта одежда будет восприниматься как странный «гардероб и аксессуары», которые не принято носить в данном обществе; для других – как одежда, под которой можно что-то спрятать и поэтому как нежелательная для ношения в общественных местах; для третьих – как символ политической исламизации Европы; для четвертых – как посягательство на личное право быть свободным от чужих проявлений религиозности; для пятых, это будет внешний атрибут чужой мировоззренческой позиции, которую следует уважать и т.д.

И во всем этом многообразии оценок, только представитель другой религиозной традиции (тоже соответственно воспитанный и соблюдающий свои предписания) сможет более-менее понять тот смысл, который вкладывается в нее носителем.

Основные противоречия при данном типе толерантности связаны:

- либо с осознанным невосприятием особенностей меньшинства со стороны носителя какой-либо традиции большинства (когда невосприятие является осознанным и аргументированным);

- либо с «профанацией» традиций меньшинств с точки зрения светского, потребительского  общества (когда критическая аргументация вообще лежит в обывательской плоскости);

-  либо же с медийно-социологической подстройкой аргументов из первой категории с «базой несогласных» из второй категории, что происходит чаще всего;

При такой игре неравнозначностей - всегда будут воспроизводиться и артикулироваться только меньшинства и только противоречия…  

Второе понимание толерантности – это культивируемая нейтральность. Это когда традиционные идентичности вообще теряют свою актуальность. Яркий пример это СССР, где у людей не было ни национальности, ни религии, ни расы.

Безусловным позитивным моментом такого типа толерантности является полное блокирование любой открытой пропаганды идей нетерпимости.

В рамках такого понимания толерантности, нет ни меньшинств (в нынешнем новоевропейском понимании этого слова), ни, как следствие, оснований для противоречий.

Данная модель оказалась исторически нежизнеспособной, но по причинам, которые не связаны с предметом обсуждения...  

Третье понимание толерантности – это равновесность, т.е. когда сосуществуют разные идентичности, но между ними нет конфликта равнозначности. Яркий пример – античные города-государства Малой Азии, современная Иордания и т.д., где общество представлено несколькими религиозными группами, которые со своих позиций понимают друг-друга и в которых равновесие является общей осознанной ценностью.

На сегодняшний день, примеров такой модели толерантности не много, но они есть.  

Четвертое понимание толерантности – естественная нейтральность. Это тот идеальный тип, когда идентичность не имеет значения и уступает место чисто человеческому восприятию.  Пример – влюбленные, дети, увлеченные игрой подростки. Такая разновидность толерантности утопична, т.к. требует отказа от выражения идентичности, а только заинтересованности в отношениях.  

* * *

Что касается толерантности в Украине, то мы имеем следующую картину:

Во-первых, в Украине проживает достаточно многочисленное старшее поколение людей, особенно на Юго-Востоке, которое воспитано в советских традициях культивируемой нейтральности. Это не мешает многим из них быть умеренными верующими. Эти люди не толерантны разве что к тем, кто не разделяет их ценностей.

Во-вторых, есть достаточно большая прослойка молодых людей и людей среднего возраста, которые ориентируется на ценности успеха и базовые свободы, а не на традиции.

В-третьих, есть огромная прослойка люмпенизированного населения, представители которой, находясь вне потребительского мейнстрима, становятся основной аудиторией радикалов. И это на сегодняшний день – основная структурная проблема толерантности по-украински.

В-четвертых, на уровне государственной этнокультурной политики, в духе общеевропейских тенденций, культивируется «вопрос меньшинств», но при этом, отсутствует конструирование большинства. Это главная политическая и методологическая проблема.  

Здесь же необходимо учесть и ряд важных тенденций, которые оказывают решающее влияние на ситуацию в нашем обществе:  

Тенденция первая - религиозный и национальный ренессанс в украинском обществе;

Тенденция вторая – глобализация, миграция и экономический кризис;

Тенденция третья – внешнеполитическая разновекторность. Это гланая тенденция-мультипликатор. В экономическом смысле, такая модель позиционирования на международной арене, наверное выгодна, но с точки зрения формулирования цивилизационных ориентиров для общества мы имеем достаточно сложную ситуацию, когда вместе с внешними векторами, меняются стимулы адресованные разным слоям общества. После очередной смены внешнеполитических векторов, приблизительно раз в 5 лет, каждая из групп сторонников какого-либо курса получает фрустрацию, начинает радикализироваться и испытывать враждебные чувства к остальным.

Не нужно быть предсказателем, чтобы спрогнозировать, что нынешние пробуксовки в евроинтеграции Украины усилят антиевропейские и антироссийские настроения в украинском обществе, со всеми вытекающими последствиями для толерантности…

Тенденция четвертая - развитие Интернет. Это главная информационная тенденция и проблема одновременно. На ней я бы хотел остановиться особенно, т.к. Интернет сегодня становится основной открытой энциклопедией анти-толерантности. Здесь есть все и на любой вкус – от социальной ненависти, до биологической. При этом, любые попытки противодействия ненависти и ксенофобии в сети силами любой отдельно взятой украинской власти – обречены на провал, т.к. Европа будет первой, кто начнет критиковать Украину за ущемление свободы слова. 

С учетом всего вышесказанного, говоря о перспективах толерантности в украинском обществе, можно с уверенностью сказать, что к этому вопросу мы еще будем и будем возвращаться неоднократно.  

Главная и фундаментальная проблема толерантности – в отсутствии интегрированного большинства при наличии меньшинств. В Европе и в Украине мы имеем ситуацию сообщества различных меньшинств, а это уже другое качество социальной организации. Поэтому, наверное, в перспективе имеет смысл говорить скорее не о толерантности, а о толерантностях…  

Спасибо за внимание!